• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:35 

Перед тем, как взорваться сверхновой, звезда всегда гаснет.

Paths of mind
В моих ладонях расцвел огонек. Я и не заметил, как он появился. Не было его - и вот уже танцует ласковое маленькое солнышко, едва касаясь пальцев. И странное дело: веселый огненный цветок не обжигал, а лишь источал мягкое тепло. И тепло это растопило мое сердце, вымороженное наледью брони, пробудило где-то внутри что-то непонятное, щемящее и забытое… Так под солнечными лучами оживают почки, распускаясь зеленью листвы…
Зачем ты пришел ко мне, огонек? Почему ты коснулся именно меня?
Ласковое пламя вспыхнуло ярким лепестком, будто приглашая поиграть. И мое сердце полыхнуло ответным заревом, вплетая свою мелодию в танец огонька. Озорной малыш закружился в ладонях, скользя оранжевой птицей вдоль пальцев, и мое собственное пламя вторило ему…
…А потом я дотронулся до огонька. И это грубое прикосновение смяло тончайший узор танцующих огненных нитей, словно крылья бабочки. Огонек съежился, потускнел. И стал таять, дрожа и истончаясь, исходя гаснущими искрами.
Он уходил.
А я с отчаянной ясностью понял, что этот огонек стал мне дороже всего на свете. Что я готов отдать свой последний вздох за одно теплое касание этого маленького чуда.
Не оставляй меня, огонек! Я не могу без тебя…
Совсем…
И последняя искорка, уже исчезающая золотистым миражом, замерла в воздухе. Едва ощутимый шепот прокатился в ладонях, словно теплое дыхание, словно эхо летнего солнца.
Я люблю тебя, огонек…
Пламя вздохнуло, растекаясь по моим рукам, оживая в знакомом танце. Оно не умело причинять боль.
Ты только будь со мной, огонек...
Просто будь.

- Я буду с тобой, - едва ощутимым шепотом. – Только не дай мне угаснуть. Если я смогу гореть, если мы будем гореть вместе – я всегда буду с тобой.
Так тепло. Так радостно.
Так счастливо…
Так недолго.
- Что это у тебя в ладонях?
- А, это огонек…
- Повезло тебе!
- Ну да…
Привычные слова потеряли вкус. «Я счастлив». Я. Счастлив.
Разве?
И огонек закричал, когда ладонь вдруг стала серой и холодной. Когда пальцы превратились в клетку, а от слова «люблю» страшно пахнуло отстраненностью.
Огонек вспыхнул гневным пламенем. «Я не дам тебе увянуть! Ты будешь гореть!» - кричал он яростно, бросаясь на прутья клетки, обжигая, искря, надрываясь, надламываясь…
Ты!.. Будешь гореть!..
Бесполезно.
Будешь… когда-нибудь…
И огонек погас. Ветер шевелил черный пепел в ладони, пытаясь раздуть помертвевшие угли. Холодные угли.
Последняя искра, догорая, взлетела на ветру, помедлила, опустилась мне на грудь. На сердце. Догорела. Угасла.
И сердце вспыхнуло! Взорвалось запоздалым, отчаянным, безумным светом и пламенем, выжгло плесень и паутину, озарилось сияющим жаром! Потянулось к пеплу в ладонях… Неужто поздно?..
Поздно. Пепел просыпался сквозь пальцы.
Огонек! Вернись!..
Воздух вокруг осветился призрачным огнем. Тусклый свет без пламени проявился, с сожалением коснулся ладони – и поплыл прочь.

В чужих ладонях расцвел огонек. Не так ярко, не так искренне и доверчиво – но он горел. Живой. Настоящий.
И до крови в закушенной губе хотелось протянуть ему руку, коснуться кончиками пальцев. Согреть своим пламенем. Но была память о клетке и холоде, об одиночестве и беспомощном крике в пустоту, и огонек вздрогнул от касания и на мгновение потускнел.
Прости…
Я буду гореть, мой огонек. Я буду гореть сам, как будто ты со мной. Чтобы меня хватило на двоих, пламенем до небес, до звезд, сейчас и навсегда.
А ты не бойся своего огня. Не бойся своего света, танца в ладонях, лучистой и яркой улыбки, без которой жизнь – не жизнь.
Не бойся, мой огонек…
Для пламени гореть - значит жить.

23:32 

Если происходит удивительное - значит, пришла весна

Paths of mind
- Семь!
- Двенадцать!
- Дьявол, ты снова выиграл, Трой!
Деньги перекочевали из одной руки в другую и тут же осели у бармена. Пока Трой осушал кружку, Хэнк внимательно на него смотрел.
- Рассказывай! – произнес он. – Кто она?
Трой помолчал. Вокруг его глаз собрались морщинки, он улыбался каким-то своим мыслям.
- Она удивительная, - ответил он, наконец. – Я не видел таких раньше. Она живет – как танцует. Как ветер, как огонь, как музыка. Как кошка.
Хэнк криво усмехнулся:
- Повезло тебе!
- Да нет, - Трой пожал плечами. – Она ведь не моя. Про нее нельзя вообще сказать, что она чья-то. Я ведь тебе сказал – как кошка. Она уйдет, когда ей захочется. Но зато с ней я чувствую каждую секунду.
Хэнк теребил шейный платок и косился на друга. Трой невозмутимо потягивал пиво. Наконец, Хэнк решился:
- А ты не боишься? Не боишься отдать ей слишком много себя? Она ведь уйдет, уйдет безвозвратно, а с чем останешься ты? Ты ведь только-только…
- Ты не понял, дружище. Мы просто есть. Есть она. Есть я. Когда мы вместе – нам хорошо. Нами дышит небо. Порознь – мы рады тому, что было.
- А она? Она… не боится?
Трой вздохнул.
- Боится. Боится, что придется брать ответственность еще за одного, прилетевшего на ее огонь. Боится, что ее будут упрашивать остаться, когда она почувствует, что ей надо идти дальше… Это она боится дать слишком много, не я. Боится привязать слишком сильно. Боится причинить боль.
Трой долго смотрел в опустевшую кружку.
- Она хорошая, Хэнк. Просто она устала от своего огня. Но без него она не может. Я дам ей то, что ей нужно сейчас, и отпущу, когда придет время.
- Тогда все хорошо, - Хэнк расслабился, оставив в покое платок. – А ты знаешь, что светишься? Удача снова при тебе!
- Знаю, дружище. Теперь по-другому быть не может. Теперь я знаю, что жив. Кинем кости напоследок?
- Ха! Двенадцать! Что ты на это скажешь, Трой-счастливчик! Две шестерки!
Трой встал, поправил шляпу, бросил, не глядя, кости и направился к выходу.
Сзади повисло молчание.
- …Четырнадцать… Это невозможно.
Трой улыбнулся.

@музыка: Alan Silvestri - Forrest Gump Suite

01:10 

Фаза быстрого сна

Paths of mind
Удивительное.
Непостижимое.
Невообразимое.
Волшебное.

Чудо.

Дрожь огней над вечерним городом. Так просто представить свечу, горящую в каждом окне. Колыхание янтарных теней в облаках – отсвет домашних очагов. Огонь в каждых сомкнутых ладонях. Яркие искры – в каждой паре глаз.
Волшебная ночь.
Вырвавшись из круговерти дней, застигнутые врасплох единственной своей живой секундой – стоим, растерянные, потерянные, дрожащие… Что нам делать с этой секундой? Как жить, если так полно, так ярко, так болезненно чувствуешь жизнь? И как жить дальше, когда секунда закончится?.. Как жить без нее?
Где ты – чудо? Где исток твой, твоя Белая Гавань, где тот великий огонь, из которого проистекает все жаркое, трепещущее, единственно настоящее?
Или даже… Кто ты – чудо? Кто ты, небесный, заоблачный скрипач, чья музыка заставляет нас смотреть вверх?
…Мы так страстно ловим эту мелодию; затаив дыхание, внимаем своему сердцу, что дрожит в такт каждому порыву ветра…
Сердце наше, отсчитывающее время, - не чудо ли?
Вера наша, когда, упав и разбившись вдребезги, мы вновь поднимаемся в попытке взлететь – не чудо ли?
Да и сама жажда удивительного, непостижимого, невообразимого, волшебного – не чудо ли?
Не надо счастья, не надо покоя – только ты, чудо, не уходи! Неуловимое, незаметное – всегда мы видим тебя самым краем глаза. Но видим. Сомневаемся, не смеем поверить, но все же чувствуем незнакомым трепетом души.
Что же ты такое? Почему на этой грани мира, где все живое дышит единым вздохом, возможны любые совпадения, любые встречи – мы ли тому причиной или тот, кто видит всех нас?
Не отвечай. Пожалуйста. Я не хочу знать. Я только хочу все так же, ничего не понимая, чувствовать своими раскрытыми глазами, дышать тобой, слушать тебя – жить эту свою секунду, единственную секунду. Мою секунду.
Спасибо. Лети дальше. Я еще позову тебя огнем в сердце, музыкой в ночи, ветром в небе… Потому что я знаю: ты приходишь на зов, ты тоже слышишь нас. Мы сыграем тебе лучшую песню своей жизни, и тогда ты улыбнешься со своих небес и вновь будешь рядом.

…ты слышишь?
Привет…

@музыка: Goldmund - Evelyn

00:14 

Если долго смотреть себе в глаза, можно увидеть бездну

Paths of mind
Мое отражение смотрело на меня из зеркала. Я не сразу узнал себя: неожиданно глубокие морщины, опущенные уголки губ, стиснутые до скрежета зубы – таким я себя еще не помнил. Больше всего пугал взгляд. Он был похож на лесной пожар, страшный и убийственный. Пламя поверх углей.
- Улыбайся! – рявкнул я.
Отражение не сразу выполнило команду. Шевельнулись губы, получившийся оскал улыбку не напоминал совсем.
- Зачем? – спросило отражение. – Я сейчас могу только вот так…
Лицо в зеркале издало утробный яростный рык. Было жутко – человек в отражении человеком больше не был.
- Улыбайся, сука!
Отражение помедлило. Уголки губ поползли кверху, обнажая зубы. Рычание не стихало.
- Не так! По-настоящему!
Человек в зеркале серьезно взглянул на меня. Где-то внутри нас двоих что-то шевелилось, рвалось, переворачивалось и перестраивалось.
И вдруг он улыбнулся.
По-настоящему.
- Ну что, так лучше? – спросил он.
Зверь внутри выл, раздавленный силой, превосходящей его. Я победил его. По крайней мере сейчас…
- Да, так гораздо лучше, - ответил я.

@музыка: A-Ha -- Hunting High And Low

01:48 

Лето особенно прекрасно зимой

Paths of mind
- Здравствуй, Трент. Ты давно не приходил сюда.
В озере отражалось вечернее летнее небо.
- Здравствуй, Сол. А ты все так же сидишь здесь? Все так же не хочешь уходить?
- Все так же…
Молчание. В темной воде начали загораться первые звезды.
- Что ты принес на этот раз, Трент? Или просто решил поговорить со старым другом?
Пришедший нехотя достал из-за пазухи конверт.
- Здесь фотографии. Их немного, но на них Элен…
- Я могу взглянуть?.. Красивая…
- Как думаешь, бумага не всплывет? Или стоит привязать камень?
- Лучше привязать. Так будет наверняка.
- Да, пожалуй…
Трент медлил. Он перебирал фотографии, подолгу их разглядывая. Он чему-то улыбался и гладил их кончиками пальцев. Один раз он беззвучно заплакал.
Потом аккуратно сложил их в конверт. Подобрал камень.
Плюх! В расходящихся на воде кругах заколыхались звезды.
- Все заново? С чистого листа?
- Заново, Сол. С чистого.
Сидящий передал Тренту раскуренную трубку. Над озером поплыл дым. Они молчали.

Когда Трент уходил, спина его была прямая.

@музыка: Library Tapes -- Pieces Of Us Were Left On The Tracks...

01:24 

Paths of mind
Каждому дан крест по силам его

Inner Turbulence

главная